Category: искусство

Татарский оттенок арабской вязи.

Искусство выполнения шамаиля — религиозного знака, основанного на арабской каллиграфии и выполненного в виде картины, получило развитие в Татарстане на рубеже XIX–XX веков, когда такое изображение можно было встретить здесь почти в каждом доме. Но и в XXI веке татарские художники продолжают писать шамаили, переосмысливая их форму и содержание.

Шамаиль — это настенное панно, на котором могут быть изображены святые места и мечети в сопровождении изречений из Корана, афоризмов, фрагментов поэтических произведений. Текст шамаиля может быть выполнен на разных материалах: тушью или печатным способом на бумаге, в виде вышивки на ткани, масляными красками на стекле или холсте. В Татарстане наибольшую популярность приобрела техника выполнения фольгой и красками на стекле.

"Выполнялись эти работы в технике живописи на стекле с фольгой народными мастерами, которые даже не подписывали эти работы своими фамилиями, поскольку не считали себя художниками", — рассказал мастер шамаилей, член Союза художников РФ и автор книги "Слово и образ в татарском шамаиле: от прошлого до настоящего" Рустем Шамсутов.

По его словам, первоначально их содержание ограничивалось несколькими аятами и сурами — стихами и главами Корана. Постепенно шамаили стали частью татарской национальной культуры.

"Татары десять веков писали арабской графикой, и в XX веке [произошла] смена алфавита на кириллицу. Это меняет сознание в философском смысле. Шамаиль воспринимается как некий знак, который напоминает о культуре, традициях", — говорит он, добавляя, что даже те, кто не знает арабского, через шамаиль чувствуют принадлежность к культуре татар.

Не только религия.

В Казани действует постоянная галерея татарского шамаиля, расположенная в мечети Кул Шариф. Здесь выставляют свои работы в основном художники из Приволжского федерального округа.

"Если раньше слово "шамаиль" было безликим и означало сакральный вид искусства, который сделан на стекле, то теперь это скорее арабографическое искусство. Сама живопись на стекле перешла грань религиозного искусства — сейчас делают живопись на стекле и какие-то цитаты светского характера", — объясняет Шамсутов.

Альфия Исхакова, одна из художниц, которая выставляет свои работы в галерее, рассказала, что написание шамаилей для нее скорее хобби, этим она занимается в свободное от основной работы (преподает русский язык как иностранный в университете) время. Исхакова занимается этим уже около 20 лет и написала около сотни шамаилей.

"Я училась в художественном училище, надо было диплом написать. Это был 1990 год, подъем всего национального, особенно в Татарстане. Мы решили с подругой на эту тему писать. Она взяла татарский костюм, а я — шамаили непрофессиональные на стекле, я решила их воспроизвести. Это было востребовано, интересно, получилось, что так и пошло, стала этим заниматься", — говорит она.

Исхакова также делает тугры — личные подписи, выполненные в стиле арабской каллиграфии. По ее словам, шамаили и тугры в основном заказывают, чтобы подарить на праздники, торжества, свадьбы, дни рождения, новоселья. "Больше интеллигенция дарит шамаили: врачи, учителя, журналисты", — отмечает Альфия.

Сказочное письмо.

Еще один художник Наджип Наккеш свой первый шамаиль написал в 1974–1975 году. С тех пор на его счету до тысячи работ в этом стиле. Мы встречаемся у него дома в Казани, в одной из комнат, где устроена мастерская художника. Наккеш, по его словам, поздно пришел к шамаилям.

Художник Наджип Наккеш в своей мастерской

"Только в 26 лет я научился писать по-арабски, потому что я родился в советское время, в годы атеизма, был комсомольцем. Мне казалось это сказочным письмом, я мечтал научиться писать по-арабски. У меня остались отрывки из Корана от покойной бабушки на арабском, который мне нравилось читать", — рассказывает он.

После окончания школы Наккеш семь лет работал учителем рисования в своем селе и одновременно заочно получал художественное образование в Институте народных искусств имени Крупской в Москве. Затем поступил в Казанский государственный университет, окончив историко-филологический факультет, стал специалистом по татарской литературе средних веков.

"В университете я увлекся арабским письмом, потому что у нас был предмет старо-татарское письмо с первого курса. Потом нам дали изучать иностранный язык: немецкий, английский или арабский. У меня в школе не было иностранного языка, потому что не было преподавателя, — и я сразу выбрал арабский язык, потому что мечтал об этом", — говорит Наккеш.

Знание арабского побудило его заняться шамаилями. Наккеш брал уроки написания этих картин у известного скульптора и художника советского периода Баки Урманче. "Он единственный из художников в это время знал арабское письмо, поскольку обучался в медресе "Мухаммадия", — объяснил художник.

В арабском письме наиболее распространены несколько почерков (стилей): насх (которым пишется Коран), сульс (для художественных произведений), куфи (для письма на зданиях). Наккеш работает во всех этих стилях в зависимости от обстоятельств: он оформлял арабской вязью и мечети, и надгробия.

Подпись как защита от злых сил.

"Возможности арабского письма огромны: можно делать и рисунки, и орнаменты. Здесь, например, в виде розетки написано "Габдула Тукай" (поэт, основоположник татарского литературного языка — прим.). Есть классические тугры, сделанные по образцу подписей турецких султанов и крымскотатарских ханов, они пишутся так: вертикали, флаги, знамена и обрамляющие линии, которые охраняют от внешнего воздействия, от злых сил", — поясняет Наккеш.

Он рассказывает о процессе создания шамаиля: сначала делает карандашный эскиз на бумаге, потом повторяет гелевой ручкой, переворачивает и через световой стол тонким стальным пером наносит очертания. Потом фон заполняется краской. "Можно любую, даже автомобильные я использую и фольгу, традиционную для Татарстана", — рассказывает художник.

Наккеш регулярно участвует в выставках, посвященных каллиграфии, в московском Музее каллиграфии в постоянной экспозиции находятся три-четыре его работы. Художник рассказал, что научиться арабскому письму при желании не очень сложно. "Я сам вел такие курсы и мог научить за два месяца. Сейчас курсы ведет одна из моих учениц", — говорит он.


Подробнее на ТАСС:
http://tass.ru/v-strane/4926027

Портрет интеллектуального волонтера: результаты исследования.

Благотворительным организациям можно помогать по-разному: перечислять пожертвования, приходить волонтером в больницу, помогать с перевозкой вещей, взять на воспитание собаку. Но некоммерческим организациям также нужна профессиональная помощь. НКО растут, набирают персонал и сталкиваются с задачами, которые уже не могут решить собственными силами. На волне профессионализации сферы благотворительности зарождается течение под названием «интеллектуальное волонтерство».

В Европе и США о нем известно давно, однако в России интеллектуальные волонтеры встречаются не так часто. Чтобы понять портрет человека, готового помогать своими профессиональными навыками, группой студентов курса «Маркетинг и бренд-менеджмент» Британской высшей школы дизайна были проведены десятки подробных интервью с реальными и потенциальными волонтерами – специалистами крупных и средних компаний. Данная работа была инициирована фондом «Друзья» — полученные материалы легли в основу маркетинговой стратегии, которую по заказу фонда группа студентов разработала для онлайн-платформы интеллектуального волонтерства под рабочим названием «Банк времени».

Мотивация волонтеров.

Подробные интервью помогли понять внутренний мир волонтеров. Опрошенные переводчики, юристы, маркетологи, стратеги, программисты рассказывали о своей работе с НКО, вспоминали о том, как они начинали помогать благотворительным организациям, делились успешными и неуспешными кейсами. Оказалось, что им важно чувствовать себя социально активными, потому что они испытывают «ощущение, что ты уже чего-то добился и можешь помогать другим».

«Это потребность приносить пользу, у нас ведь и так не самая вредная профессия», — говорят многие. Это и заставляет их жертвовать коммерческими проектами и помогать, потому что “многие люди хотят что-то давать, чтобы чувствовать собственное удовлетворение”.

Портрет интеллектуального волонтера.

Но качественные интервью дают лишь пищу для размышлений. Для уточнения портрета интеллектуального волонтера был запущен количественный опрос, в котором приняло участие 235 респондентов. Анкета распространялась через Фонд «Друзья», проект «ToDoGood», крупные организации и личные аккаунты интервьюеров.

Результаты опроса уточнили портрет волонтера по ряду признаков.

Возраст респондента варьируется в диапазоне от 25 до 34 лет – 53%, 33% респондентов — возраста 35+. Преимущественно девушки — 84% респондентов.

Имеют одно и более высших образований. 2/3 респондентов занимает руководящие позиции, остальную часть представляют специалисты среднего и высшего звена.

88% респондентов имели опыт благотворительной деятельности за последние 5 лет, но лишь 30% принимали участие в интеллектуальном волонтерстве. Остальные респонденты ранее принимали участие в адресной помощи, перечисляли пожертвования и помогали благотворительным фондам. 42% респондента знают или когда-либо слышали о феномене интеллектуальном волонтерстве.

На участие в интеллектуальной волонтерской деятельности 3/4 респондентов получают положительные эмоции и удовлетворение от участия. Большинство респондентов считают волонтерскую деятельность интересной и необходимой для самореализации.

Интеллектуальный волонтер – это неравнодушный и эмпатичный человек, который любит свою работу и готов делиться своими знаниями с теми, кто не может их получить на платной основе. Он не всегда знает, где это можно сделать, поэтому платформы, объединяющие фонды и волонтеры очень востребованы.


http://philanthropy.ru/analysis/2017/06/28/51915/

Происхождение фольклора крымских татар.

Вопрос о происхождении крымских татар крайне сложен и запутан. Если не вдаваться в подробности, этот народ, очевидно, сформировался «в результате слияния мигрировавшего в Крым преимущественно кочевого тюркоязычного населения и обитавших здесь оседлых жителей горных и прибрежных частей полуострова».

Антропологический тип южнобережных горных крымских татар - европеоидный, у степных заметна монголоидная примесь. Их язык относится к тюркской группе. В нем чувствуется влияние арабского и персидского языков. По вероисповеданию крымские татары - мусульмане-сунниты.

Так возникла весьма своеобразная культура. В фольклоре крымских татар встречаются персонажи общетюркского эпоса, сюжеты и герои, характерные для мусульманских народов, средневекового христианского населения Крыма. Заимствуется отшлифованная техника восточной сказки.

Интересоваться сказками и легендами крымских татар в России начали во времена А.С.Пушкина (вспомним «Бахчисарайский фонтан»), если не раньше. Они вкрапливались в поэмы, повести, мемуары, путевые очерки о Крыме.

Одним из первых собирателей и издателей крымского фольклора был В.X.Кондараки, автор многотомных сочинений «Универсальное описание Крыма» (1875 г.), «В память столетия Крыма» (1883 г.), где приводятся тексты сказок и легенд.

Для этого бесспорного энтузиаста своего дела крымско-татарский фольклор был не более чем туземной экзотикой, в меру занимательной для европейцев. Вызывает сомнение аутентичность некоторых из опубликованных Кондараки материалов.

Но все же первый шаг в изучении крымского фольклора был сделан. Бурный интерес к сказкам и легендам (особенно легендам!) Крыма пробуждается в 1912-1913 годах, во время интенсивного развития курортов южного берега.

Популярные издания тех лет - «Утро России», «Южные ведомости», «Одесский листок» и другие - пестрят рекламой пансионов, дач, винных погребков, в целях привлечения внимания расцвеченной изящными новеллами, именуемыми легендами Крыма.

Автором (здесь уместней именно слово «автор», а не составитель) многих подобных текстов был человек удивительной судьбы, достойной отдельного разговора, - генерал, историк, археолог Н.А.Маркс, имевший дом в селе Отузы.

Он собирал легенды, беседуя с местными жителями, причем не только татарами, затем перерабатывал их. Марксом в 1913, 1914, 1917 годах издано три сборника под названием «Легенды Крыма» с довольно пространными комментариями. Они включают 36 легенд. Некоторые скомпонованы из различных литературных источников, большая часть обязана своим происхождением устным рассказам.

Нужно иметь в виду, что обнародованные Марксом легенды - образец искусной стилизации в характерном для своего времени декадентском духе (Ф.Сологуб и т. п.). Иллюстрированы они в стиле модерн а-ля Бердсли художниками К.Арцеуловым, И.Захаровым, Н.Агапьевой. В целом издательский уровень сборников весьма высок.

После окончания гражданской войны и создания Крымской АССР (1921 г.) интерес к крымскому фольклору возрождается. Так, в 1927 году в Ленинграде издано интересное собрание мифов и легенд. В 1930 году в издательстве «Физкультура и туризм» выходит сборник А.Кончевского «Сказки, легенды и предания крымских татар», ориентированный прежде всего на курортников и туристов. Попытка научного собирания и издания на русском языке крымско-татарских сказок и легенд была предпринята в 1934 году работниками Алупкинского музея под руководством его директора Я. П. Бирзгала. В течение года экспедиция записала на южном берегу свыше сотни текстов.

В 1936 году вышел первый сборник «Сказки и легенды татар Крыма», содержащий 21 сказку и три легенды. Книгу открывает обширная статья С.Д.Коцюбинского «О сказках крымских татар», которая при всей своей обстоятельности не избежала вульгарно-социологического подхода, свойственного 1930-м годам, и ряда неточностей. В издании указывались имена сказителей, приводились их портреты и краткие биографические данные.

Сборник имеет примечания, подготовленные профессором Н.Л.Эрнстом. В легендах и сказках крымских татар с массой колоритных фигур местного происхождения соседствуют Лухман-Хеким, Иблис, султаны и падишахи, пройдоха Тильки, напоминающий как знаменитую Лисичку-Сестричку из русских сказок, так и героя западноевропейского «Романа о Лисе» (кстати, не от итальянцев-генуэзцев ли перебрался сей персонаж в татарский фольклор?). О греках говорится как о дедах и прадедах, упоминаются даже загадочные существа, населявшие Крым в незапамятные времена.

Действия разворачиваются не только в Крыму, но и в Стамбуле, Средней Азии, Египте. Да и могло ли быть иначе на одном из самых оживленных перекрестков морских и караванных путей, стыке самых разнообразных культур и влияний?


http://tat.rus4all.ru/culture/20151118/726317695.html

Анна Григорьева: В последнее время ко мне чаще обращаются «Аня-ханум».

Увидев крымско-татарский танец в исполнении этой прекрасной девушки, никогда не подумаешь, что сама она не из народа, культуру которого представляет и пропагандирует. Аня Григорьева с 13 лет занимается в танцевальном ансамбле «Ильхам» и является его участницей по сей день. В этом году Аня окончила Крымский университет культуры, искусств и туризма (хореографический факультет). Преподает крымско-татарский танец в Бахчисарае и Бахчисарайском районе. Недавно стала одной из участниц танцевального проекта общественного крымско-татарского телевидения «Миллет» под названием «Ойна, Къырым!», что в переводе означает «Танцуй, Крым!».

Участница танцевального проекта «Ойна, Къырым!» и ансамбля «Ильхам» Аня Григорьева<br ></img> Участница танцевального проекта «Ойна, Къырым!» и ансамбля «Ильхам» Аня Григорьева

— Анна, с какого возраста вы занимаетесь танцами? Что заставило вас заняться именно этим видом искусства?

— Танцами я занимаюсь с шести лет. Первоначально это был кружок при школе, в котором я начала изучать азы классической и народной хореографии. Ритмика была включена в школьную программу и сразу стала моим любимым предметом. Никто в моей семье не танцевал, поэтому я считаю, что все, чего я добилась и добиваюсь, происходит в первую очередь благодаря моему усердию и трудолюбию, а не таланту и генетике.

— Что вызвало интерес именно к крымско-татарскому танцу?

— В школьном кружке я занималась четыре года, затем перешла в другую школу, где познакомилась с девочками, которые танцевали в ансамбле «Ильхам». Они часто рассказывали мне об ансамбле, репетировали танцевальные эпизоды на переменах. Видя это, я очень хотела оказаться в коллективе. Но осмелилась прийти в ансамбль только спустя три года. Сначала это были индивидуальные занятия, на которых я узнавала элементы восточного, узбекского, цыганского, современного танца. Мне было неважно, какой танец изучать, ведь я люблю хореографическое искусство во всех его проявлениях. Через несколько занятий мой балетмейстер начала обучать меня крымско-татарскому танцу. Это было мое первое знакомство с ним, и я настолько влюбилась в этот танец и эту музыку, что начала упорно работать над собой и уже через полгода поехала на свои первые гастроли.

— О чем вы говорите в своем сольном танце? Что пытаетесь донести до зрителя?

— Исполняя на сцене крымско-татарский танец, я в первую очередь всегда танцую душой. В танце я хочу показать гордый, сдержанный, но в то же время веселый характер крымско-татарской девушки, ее грацию и пластику. Часто за кулисами ко мне подходят зрители, чтобы выразить свою благодарность, и очень удивляются, узнав, что я не крымская татарка. «Аня-ханум» - в последнее время так ко мне обращаются все чаще и чаще.


[Spoiler (click to open)]
— Аня-ханум, у кого вы учились? Кого бы назвали главным своим наставником?

— Конечно же, мой главный и незаменимый наставник — это мой балетмейстер и вторая мама Меметова Алие Серверовна. Именно она привила мне любовь к крымско-татарскому танцу, именно она на протяжении многих лет помогала мне исправлять ошибки и развиваться в творчестве, поддерживала и продолжает поддерживать во всех моих начинаниях. Также много важного я почерпнула на мастер-классе Назире Эмир. Было очень интересно и полезно поучиться у другого балетмейстера, особенно у настоящего профессионала.

— Что для вас «Ильхам»?

— «Ильхам» — это определенно моя семья. Ансамблю 17 лет. В нем более 200 человек. Взрослый состав, в который я вхожу, ездит на гастроли в разные города и страны. Были в Польше, Белоруссии, Турции, Румынии, объездили много городов России и Украины. Везде оставляем о себе хорошее впечатление, на многие международные фестивали ездим каждый год. В репетиционные дни проводим в танцевальном зале целый день, помогаем Алие Серверовне в работе с младшими участниками ансамбля, тем более что многие из основного (взрослого) состава — студенты хореографического отделения. Помогая руководителю, они нарабатывают преподавательский опыт. Также мы дружным коллективом всегда отмечаем дни рождения, победы на конкурсах и другие праздники.



— Сейчас вы преподаете, занимаетесь с детьми. Скажите, можно научить танцевать любого ребенка или обязательно способности нужны?

— Я считаю, что любого ребенка можно научить танцевать, но к каждому, безусловно, нужен особый подход. Кто-то быстрее осваивает танец в группе, кто-то раскрывается на индивидуальных занятиях. Одному ребенку нужно делать упор на слух, другому на осанку, третьему на выворотность, например. Не из каждого получится вырастить гениального танцовщика, но при правильной подаче материала любого ребенка можно приобщить к танцевальной культуре. Хореограф должен обладать терпением, целеустремленностью, быть влюбленным в свою профессию и, конечно, всегда оставаться оптимистом.

— Что, на ваш взгляд, отличает крымско-татарский танец? Какие еще танцы танцуете?

— Крымско-татарский танец — это гордость и скромность девушки, сила и мужество юноши. Парный танец похож на полет голубки и сокола, а крымско-татарская музыка завораживает с первых секунд.

В нашем репертуаре также есть узбекские, грузинские, чеченские, цыганские, украинские, русские, армянские, еврейские танцы, есть постановка «Дружба народов», где мы исполняем танцы народов Крыма, есть и современные танцы.



— Раз вы так танцуете народный танец крымских татар, может быть, и язык знаете?

— Крымско-татарский язык я специально не изучала, но, работая в этой среде, владею им на бытовом уровне. Кроме языка знаю многие обычаи и традиции.

— Бывали ли когда-нибудь на крымско-татарской свадьбе?

— На крымско-татарских свадьбах бываю довольно часто. В качестве гостя была на свадьбах бывших участников ансамбля «Ильхам», а в последнее время поступают предложения о выступлениях на свадьбах. Свадьбы всегда интересные, веселые, всегда соблюдаются традиции. Это большой плюс.

— Говорят, вы встречаетесь с парнем, он крымский татарин. Он тоже танцует? Как к этому относятся ваши и его родители? Он видел в вашем исполнении крымско-татарский танец?

— А вот и неправду вам говорят! Было бы это так, ответила бы на все вопросы по-честному. Но, увы, я свободная девушка.



— Как получилось с «Ойна, Къырым!»? Откуда узнали, почему решили участвовать, есть ли шансы на победу?

— О проекте «Ойна, Къырым!» узнала абсолютно случайно, из интернета. Даже не раздумывая, отправила заявку, почувствовала, что мне нужно участие в проекте. Своих соперников увидела сразу. Еще на отборочном туре стало понятно, у кого какой уровень подготовки. Есть действительно достойные участники, поэтому борьба будет непростой.

— Победителю обещают 100 тыс. рублей. Как бы вы их потратили, если бы выиграли в танцевальном проекте?

— Танцевальное искусство требует не только трудолюбия и таланта, но и финансовых вложений. Часть выигрыша я бы потратила на развитие своего творчества, часть обязательно пожертвовала бы на благотворительность.



— Что бы хотели сказать читателям, интересующимся крымско-татарской культурой, в частности танцем?

— Хочу пожелать читателям одного: развивайтесь. Изучайте новое, совершенствуйтесь, не стойте на месте и всегда, при любых обстоятельствах, верьте в себя и свои силы. А еще оставьте в своем сердце небольшое место для чуда под названием «танец», и тогда хорошее настроение никогда от вас не уйдет.

Беседовала Диляра Суфьянова.


http://tat.rus4all.ru/city_msk/20160802/726768388.html

История Пермского академического театра оперы и балета им. П.И. Чайковского

История


Один из старейших театров и крупнейших музыкальных центров России. Официальную хронику театр ведет с 1870 года, когда состоялась первая премьера — опера «Жизнь за царя» М. Глинки. В 1926-м прошла первая балетная премьера театра — «Жизель» А. Адана. Пермский театр оперы и балета был создан на средства от благотворительных сборов жителей города Перми, большой вклад внес дед знаменитого импресарио Сергея Дягилева.

В театре, который носит имя композитора Петра Чайковского, в разные годы были осуществлены постановки всех сценических произведений великого композитора. «Золотой фонд» театра составляют классические произведения Бородина, Мусоргского, Римского-Корсакова, Прокофьева, Стравинского. Начиная с середины ХХ века и до наших дней экспериментальные постановки и работа как с классическим, так и с новейшим музыкальным материалом принесли театру славу «оперной лаборатории». На сцене театра состоялись российские премьеры таких опер, как «Пена дней» Э. Денисова, «Клеопатра» Ж. Массне, «Лолита» Р. Щедрина, «Альцина» Г. Ф. Генделя, «Орфей» К. Монтеверди, «Один день Ивана Денисовича» А. Чайковского, Medeamaterial П. Дюсапена.

Годы расцвета Пермской оперы связаны с именами таких мастеров оперной режиссуры, как Николай Боголюбов, Иосиф Келлер, Эмиль Пасынков, Георгий Исаакян.

Третьей балетной Меккой в России, после Москвы и Санкт-Петербурга, называют Пермь, где рядом с академической балетной труппой театра работает прославленное хореографическое училище. Большое влияние на развитие в Перми оперного и балетного искусства оказало размещение в 1941—1944 годах эвакуированного Ленинградского театра оперы и балета им. С. М. Кирова (ныне — Мариинский театр). Пребывание Ленинградского хореографического училища и привело к открытию в Перми балетной школы, заслужившей международную репутацию. На протяжении более полувека Пермский балет находится в фокусе неослабевающего внимания многочисленной зрительской аудитории. Единство исполнительского стиля солистов и кордебалета — особенность пермского коллектива.

Творческий коллектив Пермского театра оперы и балета неоднократно становился обладателем Национальной театральной премии «Золотая Маска». В 2013 году пермский театр стал рекордсменом не только по количеству претендентов на главную театральную премию страны (в списке номинантов пермский театр фигурировал 17 раз), но и по количеству полученных в итоге (4 «Золотые Маски») .

Театр выступает организатором Международного Дягилевского фестиваля (в честь уроженца Перми, знаменитого импресарио и создателя труппы Ballets Russes Сергея Дягилева) и Конкурса артистов балета имени Екатерины Максимовой «Арабеск».

С 2009 года балетную труппу возглавляет хореограф Алексей Мирошниченко. Под его руководством пермские танцовщики талантливо сочетают в своем репертуаре классические постановки и балеты современных хореографов.

В 2011 году художественным руководителем театра стал Теодор Курентзис, своими музыкальными проектами вновь приковавший к Перми всеобщее внимание. Зрители имеют возможность увидеть на пермской сцене балеты Уильяма Форсайта, Иржи Килиана и Кеннета Макмиллана, оперы в постановке Филиппа Химмельманна, Андрейса Жагарса и Питера Селларса. Среди новых сочинений, написанных по заказу Пермского театра, — балет «Геревень» (премьера 2012 года) Владимира Николаева и опера Nosferatu Дмитрия Курляндского, премьера которой назначена на 2014 год.

В рамках масштабного проекта «Трилогия Моцарта — Да Понте в Перми» в 2011 году свою версию Cosi fan tutte представил на пермской сцене режиссер Маттиас Ремус, в 2012-м Филипп Химмельманн осуществил постановку Le nozze di Figaro (копродукция с Festspielhaus Baden-Baden), «Дон Жуан» будет поставлен осенью 2014 года. Все три совместных творения великого композитора и великого либреттиста — «Так поступают все женщины», «Свадьба Фигаро» и «Дон Жуан» — впервые в России будут поставлены на сцене одного театра, с участием солистов оперы первой величины.

В сезоне 2012/2013 на лейбле Sony Classical, ведущей европейской студии звукозаписи, в дирижерской интерпретации Теодора Курентзиса осуществлены записи двух опер Моцарта: Cosi fan tutte и Le nozze di Figaro с участием оркестра и хора musicAeterna и международного состава солистов во главе с оперной дивой Симоной Кермес. В 142-м сезоне сотрудничество театра с Sony Classical продолжится: в скором времени будет выпущен CD с записями «Весны священной» и «Свадебки» Стравинского.

Пермский театр остается одним из крупнейших оперно-балетных центров России, для которого на первом месте стоит высокое качество музыкального исполнения.


http://theatre.perm.ru/about/history/

Добрые детские иллюстрации Марселя Марльера

Оригинал взят у u3poccuu в Добрые детские иллюстрации Марселя Марльера

Марсель Марльер - Marcel Marlier - великолепный бельгийский художник-иллюстратор. С 1954 по 2010 годы творчества он создал более 60 альбомов с потрясающими персонажами, полюбившимися многими детьми и взрослыми - это веселая и трудолюбивая девочка по имени Мартина вместе со своими друзьями. Иллюстрации художника пронизаны любовью и самым добрым отношением к самому великолепному периоду жизни человека - детству.



Collapse )

Еще интересные посты моего блога
Детские фотографии от Pretty1
Объемные рисунки в детском альбоме
Художественные коровы
Миниатюрная еда из Израиля
Иллюзии на фото Эрика Йоханссона
Перепостить в ЖЖ Отправить в Twitter Поделиться в Facebook Поделиться ВКонтакте Отправить в Мой Мир Узнать код кнопок соцсетей для своего блога Отправить в Одноклассники Добавить в Я.ру Опубликовать в LiveInternet Google +1

Венеция в акварели художника Joseph Branko Zbukvic

Оригинал взят у u3poccuu в Венеция в акварели художника Joseph Branko Zbukvic

Joseph Branko Zbukvic - признанный австралийский мастер акварели. Родился художник в 1952 году в городе Загребе, в Австралию эмигрировал в 1970. Благодаря таланту стал одним из самых лучших художников страны. Пишет с удовольствием лирические пейзажи. В этой подборке его картины, посвященные Венеции.



Collapse )

Живопись Рубенса

Оригинал взят у npl_22 в Живопись Рубенса.
Автор - галина_суханова. Это цитата этого сообщения
Живопись Рубенса.

Последний автопортрет, 1639. Исторический Музей, Вена

1.Религиозная и мифологическая живопись в творчестве Рубенса

Великие религиозные художники вовсе не обязательно были стойкими верующими. Вспомним хотя бы Караваджо, который создавал своих гениальных Иисусов, будучи весьма скандальной личностью, и был даже однажды обвинен в убийстве. Рубенс, напротив, был очень благочестивым человеком, который с большой радостью и энтузиазмом брался за создание религиозных заказов. Однажды он написал знаменательные слова: «У каждого свой дар: мой талант таков, что как бы огромна ни была работа по количеству и разнообразию сюжетов, она еще ни разу не превзошла моих сил». Эти слова как нельзя точнее отражают поразительную универсальность творчества мастера, ибо жанровый диапазон его искусства вместил почти все многообразие тем и сюжетов, получивших распространение во фламандской и европейской живописи XVII века. И хотя лишь немногие из них не нашли претворения в творчестве Рубенса, все они, даже такие далекие от непосредственных интересов художника, специфически «кабинетные» области живописи, как, например, изображение цветов, оказались втянутыми в круг его влияния, подчиненными задачам, поставленным его искусством. И одной из центральных тем, в которой Рубенс проявил себя наиболее ярко и полнокровно, и стала религиозная и мифологическая живопись. 

Для полного понимания ее значения для художника и общества важно вспомнить, что Рубенс жил с 1577 по 1640 год, в тот период, который обычно историки называют Контрреформацией, так как он характеризовался возрождением римско-католической церкви, предпринимавшей энергичные усилия с целью подавления последствий протестантской реформации. Это было время острых столкновений, в ходе которых человеческий дух и интеллект добивались больших успехов, но оно также известно своей алчностью, нетерпимостью и беспримерной жестокостью... «Охота на ведьм», поражающий воображение размах религиозного усердия, густо замешанного на слепом фанатизме и суеверии, превратили XVI и XVII века в настоящий кошмар — по всей Европе тысячи людей, мужчин и женщин, заканчивали свою жизнь на кострах в наказание за то, что они якобы совершили преступления против человечества и природы. Возрожденная из средневековья инквизиция старательно выискивала врагов римской церкви, что неизбежно приводило к массовым преступлениям и пыткам подозреваемых в ереси людей. Религиозные войны, одна за другой, подрывали установившийся в Европе мир


Санкт-Роха алтаря.1626: Санкт-Maartenskerk, Aalst
Collapse )

Каналы Петербурга в творчестве Сергея Ляховича.

Оригинал взят у u3poccuu в Каналы Петербурга в творчестве Сергея Ляховича

Уроженец Ленинградской области художник Сергей Ляхович окончил художественное училище имени В. Серова, а также факультет живописи в академии им. И. Репина. Заслуженно является членом Союза художников Санкт-Петербурга. Основной мотив в творчестве Сергея Ляховича - это питерские каналы и все, что с ними связано.



Collapse )