Category: история

Александр Суворов.

Всем нам хорошо известен полководческий талант и стратегический гений величайшего российского полководца Александра Васильевича Суворова. Он по праву стоит в одном ряду с такими великими военачальниками, как Александр Македонский, Гай Юлий Цезарь, Чингисхан, Тамерлан, Наполеон Бонапарт и многими другими. Беспощадный к врагам, Суворов всегда с отеческой заботой относился к своим солдатам, берег и ценил каждого из них.

Сохранились свидетельства, что он регулярно оказывал помощь нуждающимся офицерам и был милостив к нищим. Накануне Пасхи он тайно отправлял в тюрьмы по тысяче рублей, которые служили выкупом для отбывавших наказание должников. В доме полководца постоянно жили несколько человек на попечении — пожилые крестьяне или инвалиды-солдаты. Историкам известны документы с письменными указаниями Суворова, где есть такие строки: «Инвалидных солдат-стариков ныне в Кончанском 6 человек. Жалования им от меня по 10 рублей в год. Платье из простого сукна погодно. Пища обыкновенная без роскоши... Ежели старики эти пожелают от праздности работать землю, то и оную уделить, только не иначе как по собственной их воле».


http://itd2.mycdn.me/image?id=869543799704&t=20&plc=WEB&tkn=*M6To09Ip-esUGueRNmnGsub40pY

https://vk.com/historyrussia_org

Илья Тупиков, учитель истории из Нейво-Рудянки Свердловской области.

Вернулся в родной посёлок, где основал музей старины и занимается краеведением со школьниками.

«После окончания педагогической академии у меня была возможность остаться в городе, но меня всегда тянуло в родной посёлок – Нейво-Рудянку. Без места, где я родился и вырос, я себя не видел.

В школе работаю восьмой год, последние два года – завучем и учителем истории и обществознания, и все это время я вместе с местными ребятами занимаюсь краеведением и музеем старины.

О создании музея старины.

Моя семья в этих местах живет очень давно – предки пришли сюда еще 300 лет назад. Я вырос в очень старом доме, где меня окружало множество старинных вещей, некоторые из которых использовались в быту. Я находил эти вещи, расспрашивал родных об их назначении и истории. Представляете весы XIX века? Кто-то в глаза их не видел, а для меня это обычная вещь из детства. Мое увлечение переросло в нечто большее в 2001 году, тогда я собрал достаточно серьезную коллекцию вещей прошлой эпохи. Как раз в это время проходило обучение школьных активистов, один из тренингов был посвящен коллекционированию. Моя коллекция не осталась незамеченной, и возникло предложение создать музей старины. Поначалу идея многим казалась нежизнеспособной, но желание было настолько велико, что трудности нисколько не пугали. Навстречу пошел директор школы – по его решению было выделено помещение и определен учитель, ответственный за музей. В феврале 2007 года музей был открыт, а в этом году мы празднуем очередной юбилей – 15-летие.

Музей объединил неравнодушных школьников: мы самостоятельно создавали экспозиции, искали новые экспонаты, вели учет, занимались исследовательской работой. Прошло какое-то время, и наш музей получил собственный паспорт и свидетельство, прошел официальную регистрацию. Мечта стала явью. А в 2006 году в Нейво-Рудянке построили новую школу, где музею старины выделили свое собственное большое помещение, оборудованное выставочными витринами. Сейчас наш музей – местная достопримечательность, посмотреть на постоянно обновляющиеся экспозиции едут отовсюду. Нас признали и в профессиональном сообществе: Музей старины признан лучшим и удостоен высшей награды на областном конкурсе.

Об обучении в вузе.

В 2007 году я окончил родную школу и уехал в Нижний Тагил получать высшее образование. Надо ли говорить, что свою жизнь я решил связать с историей? Образование очень сильно повлияло на меня, я серьезно увлекся археологией. Будучи школьником, принял участие в раскопках, проводимых Институтом истории и археологии, – близ нашего посёлка расположен знаменитый Шигирский торфяник; а в студенчестве мне посчастливилось работать с самыми знаменитыми археологами Урала. Я всерьез занялся археологией, но о родной школе не забывал – бывало, передавал в музей новые экспонаты, найденные мною во время раскопок. По окончании академии я все же сделал выбор в пользу школы и не пожалел.

О создании поискового отряда.

Наравне с преподаванием истории мне дали еще один предмет – краеведение, а потом и заведование школьным музеем тоже перешло ко мне. Со своим классом я начал ходить в походы, занялся с ребятами археологическими раскопками, обновлением экспозиций музея, принялся собирать коллекцию минералов. Школьная жизнь и внеурочная работа были очень насыщенными, занятий хватало. Я не предполагал, что впереди меня ждет создание поискового отряда, а получилось это вот как. Однажды на экскурсию в Музей старины приехали представители местной компании «Уралэлектромедь», они заинтересовались нашей деятельностью и предложили помощь. Речь о создании поискового отряда шла давно, но никто не соглашался им заниматься, а когда предложили мне, я – молодой, горячий – не стал отказываться.


[Spoiler (click to open)]Сразу же после оформления всех необходимых документов нас решили отправить на раскопки братской могилы в соседний регион, но я воспротивился, потому что понимал – детям без подготовки будет сложно. Так мы с моими будущими поисковиками попали в летний поисковый лагерь «Западный фронт», который находился в Калужской области. Лагерь помог настроиться на работу и дал очень ценные практические знания. Отдельно расскажу о ребятах, которые вошли в поисковый отряд. У меня не было цели собрать всех отпетых хулиганов, но в числе участников отряда было немало ребят, которые не особенно хорошо учились, но стали отличными поисковиками. С этим отрядом мы побывали на разных раскопках. Запомнились поисковые работы в Зубцовском районе Тверской области, неподалёку от знаменитого Ржева. На месте раскопок было несколько огромных воронок диаметром в несколько десятков метров. Все чистые воронки облюбовали себе другие отряды, а нам досталась воронка, заросшая кустарником. Моих ребят это обстоятельство не испугало – мы сразу же вычистили воронку и принялись за дело. Нам повезло – из этой воронки мы подняли останки восьмерых советских солдат.

Об удаче в поисковой работе.

Многое, конечно, решает удача. Среди моих ребят был один очень удачливый парень, которому особенно везло в поисках. В школе он был обычным плохишом, а в поисковой работе ему не было равных. Ему одному из 50 человек сводного отряда удалось найти двоих бойцов посреди чистого поля, притом, что территория была практически вся перекопана. Был еще один парень, который со старшими товарищами обнаружил останки бойца с мешком гильз и патронов. Из всей этой кучи он умудрился выбрать один, тот самый, в котором лежала записка: «Передать Хабибулиной Рабиге, Баймакский район, республика Башкортостан». По базе данных мы определили, что в этом районе в числе пропавших без вести был Хабибулин Хотиб 1909 года рождения. Бывают же такие совпадения.

О поисковой работе, которая меняет характер.

Поисковая работа меняет практически каждого ребенка. Среди моих ребят были те, кто не мог найти себя, а после наших выездов у них произошла переоценка ценностей. Они стали более требовательны к себе, начали заниматься общественной деятельностью; есть парень, который намеренно пошел в спасатели. Есть дети, которые не изменились, но их меньшинство.

Многие ребята не имеют четкого представления о войне. Кажется, что это было все давно и настолько далеко от настоящего, что ценность человеческой жизни оценить сложно. А когда они видят останки этих бойцов, которые, случается, были на пару лет старше их самих, то все воспринимается иначе. Да, это страшно, но приходит понимание, что эти молодые ребята, бойцы, шли под пули и гибли ради того, чтобы мы жили в мирное время.

Вся моя работа так или иначе направлена на то, чтобы дети увидели: кроме пива по вечерам и мобильного телефона есть и другие увлечения, которые развивают, заставляют человека мыслить другими категориями. Это как закалка металла.

Сейчас отряд временно приостановил свою деятельность – сказывается и нехватка моего времени, и некоторые сложности со здоровьем, но я надеюсь, что это временные трудности.

О краеведческой работе.

При школьном музее старины у нас действует краеведческий кружок. В осеннее-зимний период мы с ребятами ходим в однодневные походы по окрестностям села. Места у нас очень интересные, есть на что посмотреть и что изучить. Еще у нас есть пришкольный огород, который расположился на месте крестьянской усадьбы XIX века. Очень много интереснейших находок мы обнаружили на этом месте: несколько раз попадались антикварные флаконы из-под духов, а недавно – значок 1935 года. В музее мы проводим постоянные экскурсии, занимаемся созданием новых экспозиций. Детям очень интересно заниматься такой работой.

У нас сложился костяк ребят, которые с удовольствием занимаются краеведением. Другие школьники смотрят на них и понимают, что их сверстники занимаются чем-то необычным и полезным, и тоже тянутся к знаниям, нет-нет да и присоединяются к нам.

О жизни в селе.

Все, что нужно для жизни, у меня есть. А самое главное, без чего невозможно жить, что в городе, что в селе, – это без любимого дела и без любимого человека. Я счастливый человек: у меня есть и то, и другое. Да, у нас не так много развлечений, с инфраструктурой дела обстоят иначе, чем в городе, но это не те вещи, ради которых стоит уезжать из родных мест. Я вижу плоды своей работы, занимаюсь любимым делом, меня поддерживает во всех начинаниях любимая супруга – разве этого не достаточно для счастья?».


https://vk.com/priderussia

Воспоминания Юрия Левитана (журнал «Юность», декабрь 1966 года).

«Говорит Москва...»

У меня плохая память. События десятилетий сплелись в единый клубок, и разделить нити отдельных эпизодов чаще всего я не в силах: путаю имена, даты. К горькому моему сожалению, я не вел никаких записей — и это тем более жаль, что порой я был свидетелем событий, которые без преувеличения могут быть названы историческими.

Итак, никаких надежд написать когда-нибудь мемуары у меня нет. И я уже смирился с этой мыслью. Но вот однажды, много лет спустя после войны, я выступал в Ленинграде. Как-то само собой случилось, что я прочел публике давнюю сводку Совинформбюро о прорыве блокады Ленинграда. Я воспроизвел не только текст, но все нюансы той интонации, с которой читал эту же сводку в сорок третьем году. И увидел, что многие в зале плакали, а у меня самого вдруг пошли по телу мурашки. Мы все будто окунулись в атмосферу тех тяжких лет, как если бы вернулся давно минувший день... Тогда я понял, что если мне не дана память на имена и события, то я обладаю профессиональной памятью на все, что связано со спецификой моей работы радиодиктора. Подобно актеру (а я, кстати, учился в театральном училище), я могу восстановить текст, воспроизвести интонацию, передать настроение, которое было когда-то.

Сообщение о прорыве блокады Ленинграда.

Я стал этим пользоваться — очень нечасто, очень осторожно. И вот по мере того, как на каких-нибудь встречах или концертах, где собирались и ветераны фронта, и молодежь, я читал по памяти сводки Советского Информбюро и, как мне кажется, создавал у слушателей то настроение, которое когда-то с чуткостью барометра отражало состояние дел на фронтах войны, все больше и больше различных подробностей всплывало в моей памяти. Оказалось, что дело обстоит не так уж бедственно, что я помню значительно больше, чем предполагал. Очевидно, есть события такой силы и значения, что их не могут вытравить годы из самой слабой памяти.

...Война началась для меня со звонка из радиокомитета: «Срочно бегите на работу! Немедленно!» Голос тревожный. Но спрашивать, что случилось, по телефону не полагается. Одеваюсь. Бегу.

Радиокомитет. Семь утра. Тихий женский плач, суровые взгляды. Наперебой звонят корреспонденты из разных городов:
— Киев бомбят!..
— Над Минском вражеские самолеты. — Горит Каунас... Что говорить населению? Почему нет никакого сообщения по радио?
Позвонили из Кремля: «Готовьтесь, в двенадцать часов правительственное сообщение».

Девять раз за день — с интервалами в час — я читал это небольшое трагическое сообщение, начинавшееся словами:
«Граждане и гражданки Советского Союза! Сегодня в четыре часа утра... без объявления войны германские войска напали на нашу страну...»

Я помню мажорный и гордый тон в эфире времен первых пятилеток: «Пущен Днепрогэс!», «Введена в строй первая домна Магнитки!», «Всем, всем, всем! Беспримерный перелет Чкалова через Северный полюс!».

22 июня голос Московского радио зазвучал сурово, сдержанно, мужественно. В нем было и горе, и вера, и надежда. В те дни мы все почувствовали такую ответственность на своих плечах, о которой прежде и не подозревали. Судите сами..


https://vk.com/historyrussia_org

Донорство крови в военные годы. Республика Татарстан.

В Республику Татарстан раненые начали прибывать на десятый день войны.

Под госпитали были переоборудованы десятки лучших зданий клиник, школ, техникумов, институтов, дворцов культуры, санаториев и домов отдыха. Над госпиталями шефствовали более 440 предприятий, колхозов, учреждений.

В республике, как и во всей стране, донорство стало распространяться повсеместно. Были открыты донорские пункты: 11 — в Казани и по одному при каждой районной поликлинике. Уже осенью 1941 года только в Казани количество доноров достигало 5700 человек, а к началу декабря 1941 г. их насчитывалось уже более 37 тысяч человек. Татарская областная станция переливания крови снабжала кровью эвакогоспитали Западного фронта и госпитали республики. Ежедневно из Казани на фронт отправлялось не менее 60 литров крови. Тысячи патриотов отдавали свою кровь для спасения жизни раненых. Большинство доноров отказывались от денежной компенсации после дачи крови, и эти деньги поступали в фонд обороны.

Следует отметить, что в течение всей войны ни разу не было отказа в отпуске требуемых количеств консервированной крови как для нужд фронта, так и для тыловых госпиталей.

Основную массу доноров в республике составляли женщины. Так, после широкой разъяснительной работы о значении донорства в военное время только в Советском районе более 400 женщин изъявили желание стать донорами.

В донорское движение записывались целыми семьями. Например, семья Троицких из пяти человек, начиная от 47-летней матери Марии Николаевны и кончая младшей дочерью, 18-летней Эмилией, в общей сложности 48 раз сдавали кровь государству.

В годы Великой Отечественной войны трудящиеся сдавали по 500 грамм крови, тогда как максимальная «мирная» норма составляла 400. Сдавали кровь безвозмездно. В общей сложности, за годы Великой Отечественной войны доноры Татарстана сдали 42 тыс. литров крови. Особенно отличились О. В. Курицына (домохозяйка), сдавшая 14,5 литров крови; М. С. Букова (1-я швейная фабрика) — 13 литров; М. И. Павличева (санитарка) — 12,5 литров; Е. А. Белозерова (артель «Искра») — 10 литров; Л. А. Ананичева (мединститут) — 10 литров.

Всего за годы Великой Отечественной войны (1941–1945) в СССР было 5,5 млн. доноров и Советская Армия получила 7,3 млн. литров крови, в том числе Татарская областная станция переливания крови отправила на фронты Великой Отечественной 12 тыс. литров крови и 5 тыс. литров 52 53 плазмы. Бесперебойное снабжение фронта донорской кровью дало возможность спасти жизни многим сотням тысяч тяжелораненых воинов, кровь была применена для 7 млн. трансфузий, что значительно сократило сроки их лечения в госпиталях.

Всего за огненные годы войны высокого и почетного звания «Почетный донор СССР» было удостоено около 3500 человек.

Сегодня в Республике Татарстан успешно функционирует трехуровневая система организации службы крови.

17 июня 2014 года на территории Республиканского центра крови состоялось открытие мемориала донорам, сдавшим кровь в годы Великой Отечественной войны и донорам современности.

Этот мемориал – память о величии и подвиге героев, которые внесли свой вклад в Победу в Великой Отечественной войне и подвиге героев наших дней, которые сдают кровь во благо здоровья и жизни людей. Это возможность выразить безмерную благодарность и сказать им: «Спасибо, донор, за спасенную жизнь!».


https://vk.com/donorsearch

Валенки: обувь царских дворцов и модных подиумов.

Валены, катанки, самокатки, чесанки, валенухи, валежки — как только не называют обувь из овечьей шерсти в России! Но привычной зимней обувью валенки были не всегда: некогда предмет роскоши в крестьянских семьях носили «в очередь», давали в приданое невестам и даже передавали из поколения в поколение.

Первые валенки на Руси. Наиболее ранние свидетельства об использовании войлока на территории страны относят к IV веку до н. э. Остатки валяной шерсти археологи нашли в условиях вечной мерзлоты в Пазырыкских курганах Горного Алтая. Народы, живущие здесь, обтягивали ею юрты, из шерсти делали головные уборы и одежду. Историки костюма считают, что кочевые народы изобрели и валяную обувь. А вместе с ними — в годы монголо-татарского ига — валенки появились в русских деревнях и городах.

От штучного товара — до валяльных фабрик. В XVI–XVII веках валенки валяли в Сибири и нескольких северных областях. Ручной труд был кропотливым, валенки изготавливали долго. Голенище валяли отдельно, а затем пришивали к коротким чуням или пимам — так называли в Сибири короткие шерстяные ботиночки. Цельную обувь научились мастерить в Семеновском уезде Нижегородской губернии в XVIII веке. В деревнях валенки оставались дорогой и ценной обувью — иногда они были одни на всю семью.

Промышленным способом валенки стали изготавливать лишь столетие спустя. В России появились первые валяльно-катальные фабрики, и обувь стала более популярной — и в городе, и в деревне.



Мода из царского дворца. До XIX века валенки изготавливали вручную, обувь была дорогой. Их часто носили представители высших сословий. Жаловал теплую комфортную обувь Петр I: он требовал зимой после бани и купания в проруби «щи и валенки». Екатерина Великая искала в них спасение для больных ног. Императрица Анна Иоанновна разрешала фрейлинам носить валенки даже с парадными платьями: в зимние стужи камины не справлялись с отоплением в просторных бальных залах.

Русские валенки — медалисты международных выставок. В XIX веке валенки стали известны всей Европе. Их привезли на первую международную выставку в Лондоне, где традиционная обувь вызвала у зрителей большой интерес — как и русские пуховые платки.

Фабричные валенки с предприятия Митрофана Смирнова из села Неклюдово появлялись на всемирных выставках в Вене в 1873 году, в Чикаго в 1893-м и в Париже в 1900 году. Везде они получили золотые и серебряные медали. Традиционная обувь участвовала в международных «смотрах» и после революции — в 1919 году в Париже.

Валенки на модных подиумах. С легкой руки Вячеслава Зайцева традиционная обувь прочно закрепились на модных подиумах. Впервые к своей коллекции он добавил их еще в 1963 году, когда руководил экспериментальной группой швейной фабрики Мособлсовнархоза. Тогда на показах выступали модели в телогрейках и цветных валенках. После этого обувь еще не раз появлялась на модных подиумах. Дефиле в валенках устраивали российские спортсмены на Олимпийских играх в Солт-Лейк-Сити 2002 года и студенты на универсиаде в Китае в 2009 году.

Валенки в российских музеях. В России открыты четыре музея валенок: в Москве, Мышкине, Кинешме и мордовском селе Урусово. Здесь есть и офицерские валенки бурки, которые носили сто лет назад военные милиционеры, и солдатские валенки времен Великой Отечественной войны. На валенках карельских партизан расположены специальные крючки для лыж, а на гусарской теплой обуви из музея Мышкина — шпоры.


https://www.culture.ru/materials/168744/valenki-obuv-carskikh-dvorcov-i-modnykh-podiumov

(no subject)

В XV веке Золотая Орда распалась на несколько независимых ханств. В состав одного из них — Крымского — вошли Крымский полуостров, территории между Днепром и Дунаем, Приазовье и часть территории современного Краснодарского края. Правящей династией были Гераи (Гиреи), официально признанные потомками Чингисхана. В 1478 году ханство оказалось в зависимости от Османской империи. Это наложило отпечаток на все стороны его жизни — от политических решений, которые принимались не в Крыму, а в Стамбуле, до распространения турецкой культуры. Столица ханства переносилась несколько раз, и в 1532 году административным центром стал новый город — Бахчисарай.

Сегодня, гуляя по извилистым улочкам Бахчисарая, можно зайти в лавку с турецкими сладостями, полюбоваться восточными кувшинами, коврами или выпить чашечку настоящего кофе по-турецки. Бахчисарайский дворцовый комплекс и Альгамбра в Испании — единственные сохранившиеся восточные дворцы Европы. В нем не было крупных архитектурных форм, подавляющих своим величием. Большинство построек в Ханском дворце были деревянными, а все помещения украшали витражи, роспись и резьба по камню. Деревянные решетки на окнах создавали желанную тень, а от жары спасали многочисленные фонтаны.



Дворец многократно перестраивался, сочетая особенности османской архитектуры XVI–XVII веков. Из ранних сооружений сохранились построенные при Сахибе I Герае Ханская мечеть и баня Сары-Гузель 1532–1533 годов. После присоединения Крымского ханства к России в 1783 году резиденция была передана в ведение полиции, и здесь стали останавливаться важные гости города. В 1820 году Бахчисарай посетил Александр Пушкин, увековечивший столицу Крымского ханства в поэме «Бахчисарайский фонтан» и стихотворении «Фонтану Бахчисарайского дворца». В то же время состояние памятника произвело на поэта удручающее впечатление. Он писал Антону Дельвигу: «Вошед во дворец, увидел я испорченный фонтан, из заржавленной железной трубки по каплям падала вода. Я обошел дворец с большой досадою на небрежение, в котором он истлевает, и на полуевропейские переделки некоторых комнат».

Действительно, многочисленные «ремонты» XIX века нанесли огромный урон ханской резиденции. В XX веке памятник наконец доверили специалистам, и в 1960-х годах были проведены масштабные работы по восстановлению исторического облика дворца. В 2017 году Бахчисарайскому историко-культурному и археологическому музею-заповеднику исполнилось 100 лет. В его состав входят четыре музея и 118 объектов культурного наследия разных народов и эпох.


https://www.culture.ru/materials/212119/vostok-v-rossii

Происхождение фольклора крымских татар.

Вопрос о происхождении крымских татар крайне сложен и запутан. Если не вдаваться в подробности, этот народ, очевидно, сформировался «в результате слияния мигрировавшего в Крым преимущественно кочевого тюркоязычного населения и обитавших здесь оседлых жителей горных и прибрежных частей полуострова».

Антропологический тип южнобережных горных крымских татар - европеоидный, у степных заметна монголоидная примесь. Их язык относится к тюркской группе. В нем чувствуется влияние арабского и персидского языков. По вероисповеданию крымские татары - мусульмане-сунниты.

Так возникла весьма своеобразная культура. В фольклоре крымских татар встречаются персонажи общетюркского эпоса, сюжеты и герои, характерные для мусульманских народов, средневекового христианского населения Крыма. Заимствуется отшлифованная техника восточной сказки.

Интересоваться сказками и легендами крымских татар в России начали во времена А.С.Пушкина (вспомним «Бахчисарайский фонтан»), если не раньше. Они вкрапливались в поэмы, повести, мемуары, путевые очерки о Крыме.

Одним из первых собирателей и издателей крымского фольклора был В.X.Кондараки, автор многотомных сочинений «Универсальное описание Крыма» (1875 г.), «В память столетия Крыма» (1883 г.), где приводятся тексты сказок и легенд.

Для этого бесспорного энтузиаста своего дела крымско-татарский фольклор был не более чем туземной экзотикой, в меру занимательной для европейцев. Вызывает сомнение аутентичность некоторых из опубликованных Кондараки материалов.

Но все же первый шаг в изучении крымского фольклора был сделан. Бурный интерес к сказкам и легендам (особенно легендам!) Крыма пробуждается в 1912-1913 годах, во время интенсивного развития курортов южного берега.

Популярные издания тех лет - «Утро России», «Южные ведомости», «Одесский листок» и другие - пестрят рекламой пансионов, дач, винных погребков, в целях привлечения внимания расцвеченной изящными новеллами, именуемыми легендами Крыма.

Автором (здесь уместней именно слово «автор», а не составитель) многих подобных текстов был человек удивительной судьбы, достойной отдельного разговора, - генерал, историк, археолог Н.А.Маркс, имевший дом в селе Отузы.

Он собирал легенды, беседуя с местными жителями, причем не только татарами, затем перерабатывал их. Марксом в 1913, 1914, 1917 годах издано три сборника под названием «Легенды Крыма» с довольно пространными комментариями. Они включают 36 легенд. Некоторые скомпонованы из различных литературных источников, большая часть обязана своим происхождением устным рассказам.

Нужно иметь в виду, что обнародованные Марксом легенды - образец искусной стилизации в характерном для своего времени декадентском духе (Ф.Сологуб и т. п.). Иллюстрированы они в стиле модерн а-ля Бердсли художниками К.Арцеуловым, И.Захаровым, Н.Агапьевой. В целом издательский уровень сборников весьма высок.

После окончания гражданской войны и создания Крымской АССР (1921 г.) интерес к крымскому фольклору возрождается. Так, в 1927 году в Ленинграде издано интересное собрание мифов и легенд. В 1930 году в издательстве «Физкультура и туризм» выходит сборник А.Кончевского «Сказки, легенды и предания крымских татар», ориентированный прежде всего на курортников и туристов. Попытка научного собирания и издания на русском языке крымско-татарских сказок и легенд была предпринята в 1934 году работниками Алупкинского музея под руководством его директора Я. П. Бирзгала. В течение года экспедиция записала на южном берегу свыше сотни текстов.

В 1936 году вышел первый сборник «Сказки и легенды татар Крыма», содержащий 21 сказку и три легенды. Книгу открывает обширная статья С.Д.Коцюбинского «О сказках крымских татар», которая при всей своей обстоятельности не избежала вульгарно-социологического подхода, свойственного 1930-м годам, и ряда неточностей. В издании указывались имена сказителей, приводились их портреты и краткие биографические данные.

Сборник имеет примечания, подготовленные профессором Н.Л.Эрнстом. В легендах и сказках крымских татар с массой колоритных фигур местного происхождения соседствуют Лухман-Хеким, Иблис, султаны и падишахи, пройдоха Тильки, напоминающий как знаменитую Лисичку-Сестричку из русских сказок, так и героя западноевропейского «Романа о Лисе» (кстати, не от итальянцев-генуэзцев ли перебрался сей персонаж в татарский фольклор?). О греках говорится как о дедах и прадедах, упоминаются даже загадочные существа, населявшие Крым в незапамятные времена.

Действия разворачиваются не только в Крыму, но и в Стамбуле, Средней Азии, Египте. Да и могло ли быть иначе на одном из самых оживленных перекрестков морских и караванных путей, стыке самых разнообразных культур и влияний?


http://tat.rus4all.ru/culture/20151118/726317695.html

История донорства в военные годы.

Ещё в период Первой Мировой войны стала очевидна перспективность метода переливания крови для лечения раненых. Во время военных действий трансфузиология развивалась неравномерно, но после войны во всех европейских армиях были созданы соответствующие службы.

Метод переливания крови в РСФСР после Октябрьской революции распространялся стремительно. Он нашел широкое применение в Москве, Петрограде, Харькове, Саратове и других городах.

В 1926 году в Москве под руководством великого российского и советского гематолога и трансфузиолога профессора А.А. Богданова был открыт первый в мире Институт переливания крови, который сыграл важную роль в развитии отечественной гематологической науки и широком практическом внедрении метода переливания крови.

В 1930 году по инициативе видного российского и советского хирурга В.Н. Шамова был открыт второй институт переливания крови в Харькове.

В 1931 году в Москве была создана Станция переливания крови, на базе которой впервые в мире был разработан способ консервирования сыворотки и плазмы крови, а также метод заготовки сухой плазмы. Одновременно с этим создана единая государственная система донорства по принципу «Максимум пользы больному, никакого вреда донору».

В РСФСР в первые годы применения метода переливания крови, когда операция была ещё сравнительно редкой, донорами чаще всего были родственники или друзья больного. Например, из трёх трансфузий, сделанных Владимиром Шамовым в 1919 - 1921 годах в двух случаях была перелита кровь родственников. В одном случае больному мальчику кровь (100 мл) была перелита от его матери, в другом (420мл) – от брата больной. Поиски доноров среди ближайших родственников больного основывались в те годы не только на согласии донора дать свою кровь для переливания, но и на распространенном тогда мнении, что в этом случае реакция организма больного на трансфузию может быть выражена слабее.

К 1940 году Советский Союз располагал мощной сетью учреждений Службы крови, в состав которой входило несколько научно-исследовательских институтов и большое число достаточно оснащенных станций переливания крови. В то время был накоплен огромный опыт по переливанию крови, что позволило успешно провести в 1940-х годах 220 000 тысяч переливаний крови больным. Система организации донорства в годы Великой Отечественной войны позволила спасти жизни тысячам раненых бойцов. За период войны в Советском Союзе было зарегистрировано 5,5 миллионов доноров, действующая армия получила свыше 1,7 млн. литров консервированной крови, которая была применена для 7 млн. трансфузий.

В таких городах как Москва, Ленинград количество доноров ежедневно достигало более 2000 человек. Практически во всех городах и районных центрах страны были развернуты донорские пункты. Донорство крови не знало границ и объединяло людей совершенно различных профессий, социального положения и возраста.

Послевоенные годы знаменуются периодом расцвета безвозмездного донорства, с вовлечением преимущественно организованных коллективов людей. Взятие крови у таких доноров осуществляется непосредственно на предприятиях и в учреждениях специальными выездными бригадами институтов и станций переливания крови. Одной из ведущих и важных организационных задач по улучшению и упрощению системы учета доноров была централизация донорства и создание в крупных городах Единых донорских центров. В то время было сформулировано и опубликовано «Положение по комплектованию донорских кадров», в котором подробно излагались принципы и методы пропаганды донорства среди населения. В ноябре 1955 года издано распоряжение, определяющее права и льготы доноров.

Таким образом, начиная с 1957 года, в СССР получила развитие новая форма патриотизма, гуманности и стремления оказать помощь больному товарищу – безвозмездное донорство. В нем был заложен новый принцип, включающий в себя равное право для всех граждан на получение крови и ее компонентов к лечебному применению в случае возникновения необходимости (заболевание, чрезвычайная ситуация и т.п.) и одновременную моральную обязанность каждого члена общества принять личное участие в донорстве.

https://vk.com/fonddonorov
https://fonddonorov.ru/

70 лет первому снимку Земли из космоса.

24 октября 1946 года — ровно 70 лет назад — был получен первый в истории человечества снимок Земли из космоса.

Первым объектом, совершившим суборбитальный космический полет, стала баллистическая ракета дальнего действия «Фау-2» (нем. V-2 — Vergeltungswaffe-2), разработанная немецким конструктором Вернером фон Брауном и принятая на вооружение вермахта в конце Второй мировой войны. В 1944 году при вертикальном запуске она достигла высоты в 188 км.



По окончании войны «Фау-2» оставалась прототипом для разработки первых баллистических ракет в США, СССР и других странах. Кроме того, она вошла в число первопроходцев освоения космоса: с запуска трофейных, а позже — модифицированных ракет начинались некоторые американские и советские ракетные программы.


24 октября 1946 года на ракетном испытательном полигоне Уайт Сандс Мессил в штате Нью-Мексико состоялся очередной (13-й) запуск V-2, на борту которой находилась 35-миллиметровая кинокамера Деври. Фотографии делались с интервалом в 1,5 секунды.

По окончании миссии ракета разбилась при ударе о Землю. Камера была защищена специальным футляром, и пленка уцелела. Когда результаты съемки были представлены ученым, они буквально «запрыгали от восторга, как дети» — об этом рассказал Фред Ралли, один из очевидцев события, бывший в те годы военнослужащим-новобранцем.

До этого момента самые дальние снимки Земли были получены с 22-километровой высоты в рамках экспедиции воздушного шара «Explorer II» в 1935 году. Посмотрите, какие космические фотографии доступны человечеству сейчас.




http://www.nat-geo.ru/science/938063-70-let-pervomu-snimku-zemli-iz-kosmosa/

Первое успешное переливание крови в России осуществил Андрей Мартынович Вольф.

Подробности его биографии неизвестны, что объясняется отсутствием каких-либо академических званий у Вольфа. Он был просто практикующим врачом. Вольф занимал должность «гражданский генерал-штаб-доктор». Эта должность в правительстве Санкт-Петербурга означала положение младшего (позднее — старшего) акушера-гинеколога. Он работал под официальным руководством академика С. Ф. Хотовицкого, профессора Медико-хирургической академии, который поддерживал переливание крови и мог быть инициатором командировки Вольфа в Лондон.

20 апреля 1832 г. Андрей Мартынович Вольф впервые успешно перелил роженице с акушерским кровотечением кровь её мужа и тем самым спас ей жизнь. Вольф использовал для переливания аппарат и методику, полученную им от Джеймса Бланделла, который выполнил первую успешную трансфузию в Лондоне 25 сентября 1818 года.


https://vk.com/fonddonorov