Category: музыка

Что нельзя делать на концертах классической музыки.

Опаздывать.

Как правило, ни один концерт не начинается вовремя: артистам очень часто мешает хождение публики во время действия, так что практически все предпочитают чуть задержать начало. Если же вы вдруг опоздали — первый номер программы придется послушать за закрытыми дверями. Занять свои места получится только во время паузы между частями или перерыва.

Шуметь.

Во время концерта не принято громко разговаривать, шушукаться, обсуждать происходящее на сцене и даже кашлять. Поэтому лучше запастись конфетами от боли в горле, откашляться в перерыве между частями произведения (или номерами программы), а уж обсуждать музыкантов правильнее всего в антракте или после концерта. Иногда на сцене очень отчетливо слышно, когда кто-то, пусть даже очень осторожно, пытается развернуть конфету. Помните об этом.

Оставлять мобильный телефон включенным.

Пожалуй, это одно из самых строгих правил. С мобильным телефоном так же, как с ружьем: даже незаряженное раз в год стреляет. И как правило, звонить он начинает очень не вовремя. История знает множество случаев, когда музыканты прерывались, дожидаясь, пока телефон выключат, и это не самое приятное внимание.

Аплодировать между частями одного произведения.

О том, сколько частей в конкретной симфонии или фортепианном концерте, вам подскажет программка или конферансье. Но аплодировать между ними в приличном обществе меломанов не принято, особенно если это цикл из 24 прелюдий и фуг. Время паузы дается для послевкусия первой части и предвкушения следующей.


https://www.culture.ru/materials/139611/pravila-povedeniya-na-koncertakh-klassicheskoi-muzyki

Виктория Синицина – Никита Кацалапов: «У нас есть общая цель, к которой мы идем».

- Ребята, с какими сложностями вы столкнулись при подготовке к новому сезону?

Никита: «Подготовка» началась с того, что через два дня после чемпионата мира в Бостоне мне прооперировали плечо. Операцию делали в Америке. Пророчили 6-7 месяцев восстановления, может, и больше, потому что врачи обнаружили проблему не только в суставе, у меня была оторвана еще и мышца. Все это напоминало травму Макса Транькова, а я знал, что он долго восстанавливался. Но операция была необходима, мы решили сделать ее сразу, чтобы потом не вспоминать.

Операция прошла успешно. И я даже смог делать поддержки раньше срока, который прогнозировали врачи. Тем не менее до сих пор нахожусь под наблюдением специалистов. Мне рекомендовали пройти курс реабилитации, и, забегая вперед, скажу, что восстанавливаться буду в Москве.



- Все это время Виктория тренировалась одна?

Виктория: Да, я тренировалась одна. Никита резал музыку, сидя за бортиком в наушниках. Делал это одной рукой, потому что после операции плечо болело. Но мы планировали программы, рисунки, придумывали новые элементы, и насколько это было возможно, я пыталась показывать что-то на льду.

- Никита, когда ты вышел на лед?

Никита: Поначалу главной сложностью для меня было завязать шнурки. И все, что мне можно было делать, просто кататься по кругу, разрабатывал колени, чтобы ноги были в тонусе. Тренироваться на льду начал месяца через два после операции. Да и то врачи предупредили, что падать нельзя, это может повлечь рецидив. В полную силу стал работать только месяц назад, тем не менее мы успели сделать две новые программы, которые покажем на прокатах. За то время, что я не катался, мы с нашими тренерами провели очень большую работу. Набирали информацию, занимались программами, обговаривали детали. Я присутствовал на каждой тренировке. Так что контуры новых программ уже представляли.

- Что за программы, кто выбирал музыку?

Никита: Музыку для первой части короткой программы нам предложила Марина Зуева - блюз Дюка Эллингтона. Уже по первым наброскам, было видно, что этот стиль нам очень идет. Об этом сказала и Марина. Да и нам самим блюз очень понравился. Затем занялись поисками второй части -- свинга. Я перерыл весь интернет, и нашел композицию Леди Гага и Тони Беннетта «If It Ain't Got That Swing». Так как за это время я научился здорово компоновать музыку, то мы пробовали разные варианты, и в итоге вставили небольшой кусочек из альбома этих исполнителей в первую часть. Получилась очень сочная и симпатичная композиция.

- А произвольный танец?

Виктория: Произвольный танец – танго. К этому мы шли очень долго, потому что хотели взять танго еще в прошлом году. Я очень люблю этот стиль. Нам показалось, что в этом сезоне мы уже готовы попробовать новое. Пересмотрели много видео, набирали танцевальные движения, сами танцевали, фактически все лето потратили на такую подготовительную работу. И когда приступили к постановке, то было значительно легче, потому что знали, что нужно делать, как будем двигаться, чтобы это было настоящее танго.

Никита: А музыка – это очень редкие композиции Астора Пьяццоллы.

IMG 5799

- В связи с тем, что Никита должен находиться под постоянным наблюдением врачей, изменились ли ваши планы?

Никита: После контрольных прокатов мы остаемся тренироваться в Москве. Будем готовиться дома до чемпионата России, чтобы я прошел полный курс реабилитации на плече. Это решение было принято 5 сентября вместе с нашей Федерацией фигурного катания России.

Виктория: Готовиться будем в Москве со специалистом Олегом Волковым под контролем нашего тренера Марины Зуевой и ее помощников. С Мариной мы постоянно на связи. Общаемся по скайпу, интернету. Отправляем ей все наши видео тренировок, она делает замечания, говорит, что нужно подправить.

Никита: С Олегом Волковым мы знакомы давно. Я тренировался у него, когда катался в группе Александра Жулина. Олег – хороший технический специалист. Думаю, втроем мы найдем общий язык на этот период времени.

- Что изменилось в ваших взаимоотношениях с партнершей? Парники говорят: чтобы пара состоялась, нужно три года.

Никита: Так и получается. Я понимаю Вику, она меня. Мы стараемся искать во всем позитив, наслаждаться нашей работой, тем, что делаем. Словом, будем двигаться вперед.

Виктория: Обязательно вместе, ведь у нас есть общая цель, к которой мы идем.


http://www.fsrussia.ru/intervyu/2313-viktoriya-sinitsina-nikita-katsalapov-u-nas-est-obshchaya-tsel-k-kotoroj-my-idem.html

Анна Григорьева: В последнее время ко мне чаще обращаются «Аня-ханум».

Увидев крымско-татарский танец в исполнении этой прекрасной девушки, никогда не подумаешь, что сама она не из народа, культуру которого представляет и пропагандирует. Аня Григорьева с 13 лет занимается в танцевальном ансамбле «Ильхам» и является его участницей по сей день. В этом году Аня окончила Крымский университет культуры, искусств и туризма (хореографический факультет). Преподает крымско-татарский танец в Бахчисарае и Бахчисарайском районе. Недавно стала одной из участниц танцевального проекта общественного крымско-татарского телевидения «Миллет» под названием «Ойна, Къырым!», что в переводе означает «Танцуй, Крым!».

Участница танцевального проекта «Ойна, Къырым!» и ансамбля «Ильхам» Аня Григорьева<br ></img> Участница танцевального проекта «Ойна, Къырым!» и ансамбля «Ильхам» Аня Григорьева

— Анна, с какого возраста вы занимаетесь танцами? Что заставило вас заняться именно этим видом искусства?

— Танцами я занимаюсь с шести лет. Первоначально это был кружок при школе, в котором я начала изучать азы классической и народной хореографии. Ритмика была включена в школьную программу и сразу стала моим любимым предметом. Никто в моей семье не танцевал, поэтому я считаю, что все, чего я добилась и добиваюсь, происходит в первую очередь благодаря моему усердию и трудолюбию, а не таланту и генетике.

— Что вызвало интерес именно к крымско-татарскому танцу?

— В школьном кружке я занималась четыре года, затем перешла в другую школу, где познакомилась с девочками, которые танцевали в ансамбле «Ильхам». Они часто рассказывали мне об ансамбле, репетировали танцевальные эпизоды на переменах. Видя это, я очень хотела оказаться в коллективе. Но осмелилась прийти в ансамбль только спустя три года. Сначала это были индивидуальные занятия, на которых я узнавала элементы восточного, узбекского, цыганского, современного танца. Мне было неважно, какой танец изучать, ведь я люблю хореографическое искусство во всех его проявлениях. Через несколько занятий мой балетмейстер начала обучать меня крымско-татарскому танцу. Это было мое первое знакомство с ним, и я настолько влюбилась в этот танец и эту музыку, что начала упорно работать над собой и уже через полгода поехала на свои первые гастроли.

— О чем вы говорите в своем сольном танце? Что пытаетесь донести до зрителя?

— Исполняя на сцене крымско-татарский танец, я в первую очередь всегда танцую душой. В танце я хочу показать гордый, сдержанный, но в то же время веселый характер крымско-татарской девушки, ее грацию и пластику. Часто за кулисами ко мне подходят зрители, чтобы выразить свою благодарность, и очень удивляются, узнав, что я не крымская татарка. «Аня-ханум» - в последнее время так ко мне обращаются все чаще и чаще.


[Spoiler (click to open)]
— Аня-ханум, у кого вы учились? Кого бы назвали главным своим наставником?

— Конечно же, мой главный и незаменимый наставник — это мой балетмейстер и вторая мама Меметова Алие Серверовна. Именно она привила мне любовь к крымско-татарскому танцу, именно она на протяжении многих лет помогала мне исправлять ошибки и развиваться в творчестве, поддерживала и продолжает поддерживать во всех моих начинаниях. Также много важного я почерпнула на мастер-классе Назире Эмир. Было очень интересно и полезно поучиться у другого балетмейстера, особенно у настоящего профессионала.

— Что для вас «Ильхам»?

— «Ильхам» — это определенно моя семья. Ансамблю 17 лет. В нем более 200 человек. Взрослый состав, в который я вхожу, ездит на гастроли в разные города и страны. Были в Польше, Белоруссии, Турции, Румынии, объездили много городов России и Украины. Везде оставляем о себе хорошее впечатление, на многие международные фестивали ездим каждый год. В репетиционные дни проводим в танцевальном зале целый день, помогаем Алие Серверовне в работе с младшими участниками ансамбля, тем более что многие из основного (взрослого) состава — студенты хореографического отделения. Помогая руководителю, они нарабатывают преподавательский опыт. Также мы дружным коллективом всегда отмечаем дни рождения, победы на конкурсах и другие праздники.



— Сейчас вы преподаете, занимаетесь с детьми. Скажите, можно научить танцевать любого ребенка или обязательно способности нужны?

— Я считаю, что любого ребенка можно научить танцевать, но к каждому, безусловно, нужен особый подход. Кто-то быстрее осваивает танец в группе, кто-то раскрывается на индивидуальных занятиях. Одному ребенку нужно делать упор на слух, другому на осанку, третьему на выворотность, например. Не из каждого получится вырастить гениального танцовщика, но при правильной подаче материала любого ребенка можно приобщить к танцевальной культуре. Хореограф должен обладать терпением, целеустремленностью, быть влюбленным в свою профессию и, конечно, всегда оставаться оптимистом.

— Что, на ваш взгляд, отличает крымско-татарский танец? Какие еще танцы танцуете?

— Крымско-татарский танец — это гордость и скромность девушки, сила и мужество юноши. Парный танец похож на полет голубки и сокола, а крымско-татарская музыка завораживает с первых секунд.

В нашем репертуаре также есть узбекские, грузинские, чеченские, цыганские, украинские, русские, армянские, еврейские танцы, есть постановка «Дружба народов», где мы исполняем танцы народов Крыма, есть и современные танцы.



— Раз вы так танцуете народный танец крымских татар, может быть, и язык знаете?

— Крымско-татарский язык я специально не изучала, но, работая в этой среде, владею им на бытовом уровне. Кроме языка знаю многие обычаи и традиции.

— Бывали ли когда-нибудь на крымско-татарской свадьбе?

— На крымско-татарских свадьбах бываю довольно часто. В качестве гостя была на свадьбах бывших участников ансамбля «Ильхам», а в последнее время поступают предложения о выступлениях на свадьбах. Свадьбы всегда интересные, веселые, всегда соблюдаются традиции. Это большой плюс.

— Говорят, вы встречаетесь с парнем, он крымский татарин. Он тоже танцует? Как к этому относятся ваши и его родители? Он видел в вашем исполнении крымско-татарский танец?

— А вот и неправду вам говорят! Было бы это так, ответила бы на все вопросы по-честному. Но, увы, я свободная девушка.



— Как получилось с «Ойна, Къырым!»? Откуда узнали, почему решили участвовать, есть ли шансы на победу?

— О проекте «Ойна, Къырым!» узнала абсолютно случайно, из интернета. Даже не раздумывая, отправила заявку, почувствовала, что мне нужно участие в проекте. Своих соперников увидела сразу. Еще на отборочном туре стало понятно, у кого какой уровень подготовки. Есть действительно достойные участники, поэтому борьба будет непростой.

— Победителю обещают 100 тыс. рублей. Как бы вы их потратили, если бы выиграли в танцевальном проекте?

— Танцевальное искусство требует не только трудолюбия и таланта, но и финансовых вложений. Часть выигрыша я бы потратила на развитие своего творчества, часть обязательно пожертвовала бы на благотворительность.



— Что бы хотели сказать читателям, интересующимся крымско-татарской культурой, в частности танцем?

— Хочу пожелать читателям одного: развивайтесь. Изучайте новое, совершенствуйтесь, не стойте на месте и всегда, при любых обстоятельствах, верьте в себя и свои силы. А еще оставьте в своем сердце небольшое место для чуда под названием «танец», и тогда хорошее настроение никогда от вас не уйдет.

Беседовала Диляра Суфьянова.


http://tat.rus4all.ru/city_msk/20160802/726768388.html

Дилара Сурхаева: «Важнее всего горящие глаза и улыбки зрителей».

Дилара Сурхаева<br ></img> Дилара Сурхаева

Талантливая певица Дилара Сурхаева в интервью порталу «Россия для всех» рассказала с какими препятствиями ей пришлось столкнуться, почему она долго не решалась посвятить себя любимому делу и больше 20-ти лет не приезжала в Чеченскую Республику.

- Дилара, тебя давно и активно слушают в интернете, распространяют ролики с твоими выступлениями, бурными аплодисментами встречают на концертах в Грозном. Не планируешь выходить на большую сцену?

- Честно признаться, еще никогда не думала об этом по-настоящему. Современная сцена, в большей степени - шоу-бизнес и до определенного момента я мало верила в успех на этом поприще, хотя и понимала, что у меня достаточно потенциала. Просто никогда не ставила все свои фишки на пение, больше уделяя время и силы другому. В первую очередь, профессиональной деятельности, где получала основной заработок.

- А твоя профессия не имеет отношение к творчеству?

- В меньшей степени. Я закончила Кемеровский государственный университет, факультет истории и международных отношений. Очень увлекалась мировой политикой, дипломатическим этикетом, языками, участвовала во всевозможных научных конференциях. Один из интереснейших опытов работы у меня был в посольстве в должности переводчика. Однако со временем я поняла, что перспектив в этой сфере не так много. Особенно для роста и служебной карьеры. Но продолжала работать, потому что был стабильный заработок. Надо признать, что все это время ломала себя, потому что занималась не тем.

Просто артистический путь сложный, зыбкий. Ступая на него, никто не может чувствовать себя абсолютно уверенным. Должны быть надежно прикрыты тылы, нужна какая-то поддержка. Поэтому я не могла себе позволить, чтобы музыка стала основным занятием и единственным источником дохода.

Есть еще одна проблема: я не умею себя презентовать, раскручивать. У меня нет пиарщика, и тем более, я не занимаюсь саморекламой - считаю это уделом бандерлогов.

Совсем недавно все же решила отказаться от всего остального и заняться исключительно музыкой. В голове множество идей и планов, так что в будущее смотрю с оптимизмом.

- А откуда такой необычный вокал, да еще увлечение джазом?

- Петь я училась сама. Хотя все настолько относительно. Можно ли говорить с уверенностью, что у меня свой вокал или стиль? Научиться петь может практически каждый. Главное условие - наличие слуха. Остального можно добиться трудом и вашей фантазией. По сути, это тяжелая умственная и эмоциональная работа, кроме самого творческого процесса. Ты ищешь механизмы, манеру звучания, новые интонации, доводишь их до автоматизма. Есть и психологический момент: когда отпускаешь страхи, практически все получается.


[Spoiler (click to open)]

- Когда ты окончательно поняла, что хочешь и можешь петь?

- Часто от музыкантов слышишь фразу «пою с самого детства», и это порой вызывает ироническую улыбку. Но мое первое серьезное выступление действительно состоялось в детстве, лет в шесть. Позже поступила в музыкальную школу, где отучилась два года по классу фортепиано, параллельно пела в хоре. Но из-за многочисленных переездов Юрга - Москва, Москва - Германия и обратно, пришлось забросить музыку. Иногда, правда, попадая в столицу, ходила по каким-то бессмысленным кастингам. Просто, чтобы проверить себя.

По-настоящему к музыке я вернулась в университете. Там хорошо развивалось студенческое вокальное и художественное творчество. На тот момент я была очень тихой, придерживаясь национальных традиций и руководствовалась тем, что девушка не должна выделяться. Но при этом невероятно любила петь. Это просто где-то в подкорке сидело всю жизнь. А когда услышала о вузовском конкурсе, куда отбирают студентов для конкурсной программы, решила попробовать свои силы.

Помню, стояла у входа, переминаясь с ноги на ногу из-за своей природной стеснительности, а мимо проходил руководитель клуба Станислав Белов, который пригласил войти. На кастинге вышла самой последней, и когда я робко объявила, что хотела бы спеть песню Кристины Агилеры, все жутко удивились: «Агилеру? Ты?»! Мол, ишь замахнулась! Но все-таки нашли минусовку, сделали музыку погромче... И с тех пор понеслось.

На втором курсе я стала «голосом университета». Потом заняла первое место по эстрадно-джазовому вокалу среди девушек в Кемеровской области. В городе меня хорошо знали, очень часто приглашали выступать на разных мероприятиях. Все это постепенно стало набирать серьезные обороты. Окончив вуз, я переехала в Москву, но здесь мой творческий взлет не получил развития. Пришлось банально начать поиски обыкновенной работы.




- Но ты исполняешь песни, которые сегодня не очень популярны.

- Да, наверное, звучит амбициозно, когда говоришь, что любишь джаз, блюз или фанк. Но это и вправду моя любимая музыка, вкус к которой мне прививали в университете. Казалось бы, глушь, Сибирь! Однако студенты все время искали что-то эксклюзивное, фирмовое, хорошо забытое старое. У меня были свои поводыри, которых я сегодня смело могу назвать друзьями. Все ребята, которые были рядом, очень необычные. Они познакомили меня с творчеством великих музыкантов, которые не на слуху у обывателя. Я даже не знала, что это такое, называла все американской музыкой. Но потом начала различать: дискофанк, джаз, свинг, блюз... Ко всему этому у меня появился неподдельный интерес, потому что это сложная музыка. А джаз - это вообще математика, квантовая физика, астрономия. Его начинаешь постигать, понимать его формулы, уравнения, и тогда получаешь удовольствие от самой музыки.

Многих, наверное удивит, что чеченка и исполняет джаз. Я намеренно не занималась национальным направлением, потому что, откровенно говоря, рынок в Чечне перенасыщен этим. Да и понимала, что добиться чего-то в национальной музыке будет непросто. Тем более, что я не владею чеченским языком настолько, насколько хотелось бы. Стараюсь использовать любой шанс, чтобы узнать новое слово или фразу на чеченском. Ужасно комплексую, что произношу слова с акцентом. Возможно, это мило и забавно, когда господин Басков поет на чеченском, но когда чеченка поет на родном языке с акцентом - стыдно. Сейчас, правда, мне хочется иметь в репертуаре национальные номера. Хорошо и красиво исполнять популярные песни на родном языке вполне можно.

Но мне интересно развивать у наших слушателей интерес не только в традиционной музыке, так как я совершенно спокойна за незыблемость самоидентификации чеченцев. Национальное сознание в нас сидит крепко, это никогда и никуда не уйдет. По крайней мере у тех, кто называет себя чеченцем. Просто мне бы хотелось немножко расширить горизонты музыкальных пристрастий моих соотечественников. Речь об элементарной эрудиции, осведомленности, полицентричном саморазвитии. Наверное, это дерзко и самонадеянно с моей стороны - брать на себя роль «учителя». Поэтому я не настаиваю на своей философии, а просто предлагаю разделить со мной интерес к таким музыкальным жанрам, как рок-н-ролл, джаз, блюз, фанк, соул, фьюжен.

- В Москве недавно состоялся твой первый сольный концерт...

- Скорее творческий вечер. Долго не решалась, считала, что мне еще слишком рано проводить нечто подобное. Меня долго уговаривали друзья. Считаю, что еще не достигла такого уровня, чтобы давать сольные концерты и громко заявлять о себе. Но надо было с чего-то начинать, и я поддалась на уговоры, собрала весь свой репертуар. Мне предложили зал, назначили дату, всячески помогали в организации. Ко мне также присоединились мои боевые подруги и талантливые вокалистки Кристина Белова и Ольга Кёльн, с которыми я дружу еще со студенчества. Мы вместе не раз выступали на различных мероприятиях в Кемерово. Ведущими творческого вечера были тоже мои друзья, участники высшей лиги КВН, команды «Кембридж», Станислав Моторный и Александр Серебряков. Надо отметить, они отлично справились. Вечер прошел легко, весело, непринужденно!

- Дилара, тебе наверняка предлагали попробовать себя на каком-нибудь громком телевизионном проекте, заявить о себе.

- Многие мои знакомые попадали на проект Первого канала «Голос», и абсолютно без всякого блата, без заявленных ценников, как это бывало раньше с другими конкурсами. Именно по настоянию моего замечательного друга и коллеги Дмитрия Сороченкова, который был ярким участником «Голоса» во втором сезоне, я решила попробовать свои силы и подала заявку на третий сезон. Мне позвонили, сказали, что я прошла основной отбор, и пригласили на предварительный.

Там нас разделили на группы по 10 человек. Условия были отличные - приветливые организаторы, дружеская обстановка. Я спела две песни. Позже к нам вышла девушка-ассистент и зачитала фамилии тех, кто прошел на слепое прослушивание. Моей фамилии не прозвучало. Все просто. Банально. Без интриг. Потом мы выяснили, что к тому моменту, когда нас прослушивали, основной состав уже набрали, и речь шла о том, кто идет в резерв. То есть даже если бы я прошла, то могла и не попасть на «телек». Резерв держат на всякий случай, чтобы добрать участников, если, не дай бог, что-то случится с конкурсантом или он по той или иной причине не придет выступать, откажется и т.д. Я не берусь анализировать, конечно, но мне кажется, что основной состав был еще с прошлого года, потому что к ним приходит очень много заявок, и, возможно, некоторых вокалистов просто «оставляют на второй год».

Также я пробовала попасть на другой известный проект - «Главная сцена». Там все было совсем не так, как на «Голосе». Заранее приношу свои извинения, но это, конечно, полный бардак. Никакой организации, никаких условий для ожидания и даже нормального выступления. Мне сообщили, что я могу прийти на кастинг, и выслали список из нескольких артистов и композиторов, из репертуара которых я должна была выбрать песню для исполнения. Причем это был очень ограниченный круг музыкантов. Нисколько не умаляю заслуг мэтров отечественной эстрады, но это тяжело, когда все в списке - не твое. Причем, не по душе и не по стилю. В итоге я выбрала пару песен, провела весь день в ожидании своей очереди.

К шести часам вечера из судейской комнаты к нам вышла женщина, видимо, уважаемая фигура в шоу-бизнесе. Она объявила, что судьи устали и всех подряд слушать не будут. Нам было велено встать всем в ряд. Она подходила к каждому, и ей нужно было напеть буквально пару строк из подготовленного. То есть так она должна была понять, кто достоин пройти дальше. В таких условиях, естественно, очень тяжело сориентироваться. Участники не могли собраться от стресса. Кто-то забыл слова, кто-то вообще забыл, что он собирался исполнить. А некоторых, пытавшихся взять привычные высокие ноты, останавливали словами: «пой тише». Также чуть ли не выгоняли тех, кто пытался спеть что-то на английском.

Мы сначала даже посмеялись: неужели это связано с внешней политикой России, с санкциями и прочим? На что нам ответили: «Да, мы живем в России и поем только на русском языке!» Я не удержалась и спросила, почему же тогда они взяли западную франшизу «Х-Фактор»? Ну придумали бы свое, назвали бы «Лейся песня русская». Надо быть честным. Нельзя отказаться от всей мировой музыки, закрыться за железным занавесом. Искусство выше всего этого. В общем, насколько мне известно, из той группы тоже никто так и не попал на шоу. Больше я не подавала никаких заявок и нигде не пробовалась.

- Расскажи немного о своих родных.

- У людей часто возникают вопросы по поводу моей национальной принадлежности. Мама у меня татарка, а отец - чеченец. В прошлом он, Али Марисултанов, ведущий актер театра имени Лермонтова, позднее стал режиссером. Относительно недавно получил звание народного артиста Чеченской Республики. С самых ранних лет его жизнь тесно связана с театром. Он настолько предан искусству, что его фигура отождествляется только с театром. Так получилось, что мама моя поступила в культпросветучилище в Грозном, где жила на тот момент со всей семьей. После окончания стала дипломированным преподавателем танцев народов Кавказа. Ее распределили в государственный ансамбль «Вайнах», а после она перешла работать в театр.

Папа учил ее чеченскому языку, да так, что мама говорила совершенно без акцента. Естественно, и роли в театре ей давали как на русском, так и на чеченском. В первое время местный бомонд ожидал увидеть, как татарка не очень хорошо исполнит роль на чеченском языке, а после премьеры все задавались вопросом: «А где же татарка?» Настолько хорошо и гладко мама говорила. Так она пришла в драматическое искусство. А в жизни она очень тихий, спокойный, добрый человек, но не артист.

Мои родители развелись, когда мне было три года, и я росла с мамой на ее исторической родине в Кемеровской области среди татар. Я знаю язык, традиции, обычаи, кухню. Надо отдать должное моей маме - она никогда не подавляла мое чеченское «я». Наоборот, очень много рассказывала о моем народе, учила каким-то обязательным фразам и словам, показывала, как надо здороваться и почему, например, обнимаются только боком.

Мама часто вспоминала о жизни в Грозном как о самых счастливых годах своей жизни: и студенчество, и люди, и климат. Часто повторяла, что чеченцы - красивая нация, одеты всегда с иголочки, очень следят за собой, всегда аккуратны, воспитанны и обходительны.

В том числе благодаря маме во мне всегда жило и резонировало все чеченское, хотя я и росла в Сибири и не знала войны. Наверное, странно прозвучит, но из-за этого я испытываю какое-то сожаление, даже чувство вины. Как будто ты какой-то «недочеченец», если не видел войны. Может, и хотела бы разделить все это со своим народом. Ведь меня не было рядом, когда земля моих отцов истекала кровью. Из-за этого, быть может, и не знаю цену жизни по-настоящему. Наверное, Всевышний уберег меня. Кто знает, какой бы я стала потом, если бы осталась жива. Всякий человек имеет право на спасение, если у него есть шанс. Но я мечтала, что когда-нибудь вернусь домой. И спустя много лет меня пригласили выступить в Грозном на День молодежи 5 октября 2013 года.

- Расскажи о первых впечатлениях встречи с Чеченской Республикой после столь долгого расставания?

- Жутко переживала. Я же всегда мечтала попасть на родину. Это, видимо, кровь. Ее не спрятать ни за какими сибирскими сугробами. Когда наконец прилетела и самолет приземлился, мне казалось, что у меня сердце выпрыгнет из груди. Перед глазами всплывали картинки: театр, кулисы, сцена, репетиции родителей, наша квартира на Ипподромном, родное село Урус-Мартан, двор, сад, игрушки... Помню, как папа гнался за мной по рядам зрительного зала в театре в костюме повара с поварешкой в руках и кричал: «Бушка, это же я, ты меня не узнаешь?», а я плакала и убегала. Этот «повар» мне потом много лет снился...

Я не помню сам город, только те места, в которых чаще всего бывала. Естественно, я ничего подобного не застала в тот первый приезд. И, честно говоря, это не так важно. Город - это не люди, не архитектура, не дороги новые, а эта земля, грунт, воздух, небо, его дух - дух города. И для меня было главным - встреча с моей землей. Важно посидеть где-нибудь в скверике и поговорить с городом. Я не раз еще гуляла по улицам Грозного, и мы молча общались.

Там я чувствую себя очень спокойно и защищенно. А самое невероятное чувство, которое испытываешь, приезжая домой, это осознание, что ты в законе! Ты ходишь по своей земле! И ты знаешь, что вокруг все свои. Никто никогда тебя не упрекнет за религиозную или национальную принадлежность! Так или иначе за пределами республики ты с этим сталкиваешься. За исключением Арабских Эмиратов, где испытываешь примерно те же самые чувства.

Мне по сей день иногда хочется все бросить и уехать в Чеченскую Республику. Я еще наивно думаю, что и с карьерой у меня там все сложилось бы лучше. Там есть музыканты, есть слушатели. Публика, которая ценит все национальное, но не отрицает мировую музыку. Надо, кстати, отметить, что ни разу еще в Чечне я не чувствовала никакой недоброжелательности в плане моей деятельности. Ни разу не получала нот протеста от руководства республики. Я выступаю на открытых площадках, и никто не запрещает мне этого делать. Хотя раньше казалось, что в ЧР приветствуется лишь национальная музыка, но это оказалось мифом. Будь оно так, вряд ли бы мне удавалось так часто приезжать домой с выступлениями.

Там я приобрела много новых друзей. У меня появился свой ценитель, слушатель. Пусть это узкий круг почитателей, но их хватает, чтобы чувствовать себя счастливой на сцене. Пусть они не всегда могут проявлять эмоции, сдерживают себя, когда хочется пританцовывать, но все равно чувствую энергетику зала. Важнее всего - это горящие глаза и улыбки. В свободное время или отпуск кому-то хочется в Турцию, кому-то на Бали, а я всегда рвусь в родной Грозный.


http://che.rus4all.ru/city_msk/20151204/726361523.html

История Пермского академического театра оперы и балета им. П.И. Чайковского

История


Один из старейших театров и крупнейших музыкальных центров России. Официальную хронику театр ведет с 1870 года, когда состоялась первая премьера — опера «Жизнь за царя» М. Глинки. В 1926-м прошла первая балетная премьера театра — «Жизель» А. Адана. Пермский театр оперы и балета был создан на средства от благотворительных сборов жителей города Перми, большой вклад внес дед знаменитого импресарио Сергея Дягилева.

В театре, который носит имя композитора Петра Чайковского, в разные годы были осуществлены постановки всех сценических произведений великого композитора. «Золотой фонд» театра составляют классические произведения Бородина, Мусоргского, Римского-Корсакова, Прокофьева, Стравинского. Начиная с середины ХХ века и до наших дней экспериментальные постановки и работа как с классическим, так и с новейшим музыкальным материалом принесли театру славу «оперной лаборатории». На сцене театра состоялись российские премьеры таких опер, как «Пена дней» Э. Денисова, «Клеопатра» Ж. Массне, «Лолита» Р. Щедрина, «Альцина» Г. Ф. Генделя, «Орфей» К. Монтеверди, «Один день Ивана Денисовича» А. Чайковского, Medeamaterial П. Дюсапена.

Годы расцвета Пермской оперы связаны с именами таких мастеров оперной режиссуры, как Николай Боголюбов, Иосиф Келлер, Эмиль Пасынков, Георгий Исаакян.

Третьей балетной Меккой в России, после Москвы и Санкт-Петербурга, называют Пермь, где рядом с академической балетной труппой театра работает прославленное хореографическое училище. Большое влияние на развитие в Перми оперного и балетного искусства оказало размещение в 1941—1944 годах эвакуированного Ленинградского театра оперы и балета им. С. М. Кирова (ныне — Мариинский театр). Пребывание Ленинградского хореографического училища и привело к открытию в Перми балетной школы, заслужившей международную репутацию. На протяжении более полувека Пермский балет находится в фокусе неослабевающего внимания многочисленной зрительской аудитории. Единство исполнительского стиля солистов и кордебалета — особенность пермского коллектива.

Творческий коллектив Пермского театра оперы и балета неоднократно становился обладателем Национальной театральной премии «Золотая Маска». В 2013 году пермский театр стал рекордсменом не только по количеству претендентов на главную театральную премию страны (в списке номинантов пермский театр фигурировал 17 раз), но и по количеству полученных в итоге (4 «Золотые Маски») .

Театр выступает организатором Международного Дягилевского фестиваля (в честь уроженца Перми, знаменитого импресарио и создателя труппы Ballets Russes Сергея Дягилева) и Конкурса артистов балета имени Екатерины Максимовой «Арабеск».

С 2009 года балетную труппу возглавляет хореограф Алексей Мирошниченко. Под его руководством пермские танцовщики талантливо сочетают в своем репертуаре классические постановки и балеты современных хореографов.

В 2011 году художественным руководителем театра стал Теодор Курентзис, своими музыкальными проектами вновь приковавший к Перми всеобщее внимание. Зрители имеют возможность увидеть на пермской сцене балеты Уильяма Форсайта, Иржи Килиана и Кеннета Макмиллана, оперы в постановке Филиппа Химмельманна, Андрейса Жагарса и Питера Селларса. Среди новых сочинений, написанных по заказу Пермского театра, — балет «Геревень» (премьера 2012 года) Владимира Николаева и опера Nosferatu Дмитрия Курляндского, премьера которой назначена на 2014 год.

В рамках масштабного проекта «Трилогия Моцарта — Да Понте в Перми» в 2011 году свою версию Cosi fan tutte представил на пермской сцене режиссер Маттиас Ремус, в 2012-м Филипп Химмельманн осуществил постановку Le nozze di Figaro (копродукция с Festspielhaus Baden-Baden), «Дон Жуан» будет поставлен осенью 2014 года. Все три совместных творения великого композитора и великого либреттиста — «Так поступают все женщины», «Свадьба Фигаро» и «Дон Жуан» — впервые в России будут поставлены на сцене одного театра, с участием солистов оперы первой величины.

В сезоне 2012/2013 на лейбле Sony Classical, ведущей европейской студии звукозаписи, в дирижерской интерпретации Теодора Курентзиса осуществлены записи двух опер Моцарта: Cosi fan tutte и Le nozze di Figaro с участием оркестра и хора musicAeterna и международного состава солистов во главе с оперной дивой Симоной Кермес. В 142-м сезоне сотрудничество театра с Sony Classical продолжится: в скором времени будет выпущен CD с записями «Весны священной» и «Свадебки» Стравинского.

Пермский театр остается одним из крупнейших оперно-балетных центров России, для которого на первом месте стоит высокое качество музыкального исполнения.


http://theatre.perm.ru/about/history/

Джебран Халиль Джебран "Пророк"

О добре и зле.

И просил один из старейшин города:
– Скажи нам о Добре и Зле. И он ответил:
– О добре в вас могу я говорить, но не о зле. Ибо что есть зло, как не добро, терзаемое голодом и жаждой.
Истинно, когда добро терпит голод, оно разыскивает пищу даже в темных пещерах, и когда оно жаждет, то не гнушается и затхлой водой.

Вы добры, когда вы одно с самим собою.
Но и когда вы не одно с собою, вы не злы.
Ибо поделенный дом – не логовище воров; это всего лишь поделенный дом.
И корабль без кормила может бесцельно блуждать среди коварных островов, но так и не пойти ко дну.

Вы добры, когда стараетесь дать от самих себя.
Но вы не злы, когда ищете пользы для себя.
Ибо когда вы рассчитываете извлечь пользу, вы всего лишь корень, что льнет к земле и сосет ее грудь.
Истинно, плод не скажет корню: «Будь таким, как я, спелым, сочным и вечнодающим от своего изобилия».
Ибо для плода давать – потребность, как получать – потребность для корня.

Вы добры, когда говорите, полностью пробудившись от сна,
Но вы не злы, когда спите, а язык ваш болтает попусту.
И даже косноязычие может укрепить слабый язык.

Вы добры, когда идете к своей цели смело, уверенной поступью.
Но вы не злы, когда идете к ней, хромая.
Даже те, кто хромает, не идут вспять.
Но вы, сильные и быстрые, не притворяйтесь хромыми перед хромым, полагая это благонравием.

Несть числа примерам вашей доброты, но вы не злы и тогда, когда вы не добры,
Вы лишь бездельничаете и ленитесь.
Жаль, что олени не могут научить черепах проворству.

В вашем влечении к вашей сущности исполина лежит ваша доброта: и оно – в каждом из вас.
Но в одних это влечение – бурный поток, что стремит свои воды к морю, несет тайны горных склонов и песни леса.
А в других это – мелкий ручей, что теряется в излучинах, петляет и иссякает прежде, чем достигнет берега.
Но пусть тот, кто жаждет многого, не говорит тому, кто довольствуется малым: «Почему ты медлишь и колеблешься?»
Ибо истинно добрый не спросит нагого: «Где твоя одежда?» – и не спросит бездомного: «Что сталось с твоим домом?»